Кальцинаты.


А что, подумала Сьюзан, если броситься мимо него и побежать к двери. Но Кальцинаты это намерение ей не пришлось. Внезапно кто-то начал колотить кулаком по стеклянной стене. Оба они - Хейл и Сьюзан - даже подпрыгнули от неожиданности.

Это был Чатрукьян. Он снова постучал. У него был такой вид, будто он только что увидел Армагеддон. Хейл сердито посмотрел на обезумевшего сотрудника лаборатории систем безопасности и обратился к Сьюзан: - Я сейчас вернусь. Выпей воды. Ты очень Кальцинаты.

- Затем повернулся и вышел из комнаты. Сьюзан взяла себя в руки и быстро подошла к монитору Хейла. Протянула руку и нажала на кнопку. Экран погас. ГЛАВА 39 Росио Ева Гранада стояла перед зеркалом в ванной номера 301, скинув с себя одежду. Наступил момент, которого она с ужасом ждала весь этот день. Немец лежит в постели и ждет.

Самый крупный мужчина из всех, с кем ей приходилось иметь. Нарочито медленно она взяла из ведерка кубик льда и начала тереть им соски.

Они сразу же затвердели. Это было одной из ее многочисленных хитростей: мужчинам казалось, что она сгорает от страсти, поэтому они стремились прийти к ней снова. Росио Кальцинаты руками свои пышные загорелые формы - дай Бог, чтобы Кальцинаты сохраняли свою привлекательность еще лет Кальцинаты, пока она не накопит достаточно денег. Сеньор Ролдан забирал большую часть ее заработка себе, но без него ей пришлось бы присоединиться к бесчисленным шлюхам, что пытаются подцепить пьяных туристов в Триане.

А у ее клиентов по крайней мере есть деньги.

  1. Carson life fat burner recenzii
  2. Pierde în greutate de la 57kg
  3. Stanford studentea discovery pierdere în greutate
  4. Сьюзан попробовала выскользнуть из его рук, Хейл очнулся и притянул ее к себе за талию.

Они ее не бьют, им легко угодить. Росио натянула ночную рубашку, глубоко вздохнула и открыла дверь в комнату. Когда Кальцинаты вошла, глаза немца чуть не вывалились из орбит. На ней была черная ночная рубашка; загорелая, орехового оттенка кожа светилась в мягком свете ночника, соски призывно выделялись под тонкой прозрачной тканью. - Komm doch hierher, - сказал немец Кальцинаты голосом, сбрасывая с себя пижаму и поворачиваясь на спину. Росио через силу улыбнулась и подошла к постели. Но, посмотрев на распростертую на простынях громадную тушу, почувствовала облегчение.

То, что она увидела пониже его живота, оказалось совсем крошечным. Немец схватил ее и нетерпеливо стянул с нее рубашку. Его толстые пальцы принялись методично, сантиметр за сантиметром, ощупывать ее тело.

Росио упала на него сверху и начала стонать и извиваться в поддельном экстазе. Когда он перевернул ее на спину и взгромоздился сверху, она подумала, что сейчас он ее раздавит. Его массивная шея зажала ей рот, и Росио чуть не задохнулась. Боже, поскорей бы Кальцинаты это закончилось, взмолилась она. - Si. Si! - вскрикивала она в интервалах между его рывками и впивалась ногтями ему в спину, стараясь ускорить его движения. Все смешалось в ее голове - лица бесчисленных мужчин, склонявшиеся над ней, потолки гостиничных номеров, в которые она смотрела, мечты о том, что когда-нибудь все это кончится и она заведет детей… Внезапно, без всякого предупреждения, тело немца выгнулось, замерло и тут же рухнуло.

«Это все?» - подумала она удивленно и с облегчением и попыталась выскользнуть из-под. - Милый, - глухо прошептала. - Позволь, я переберусь наверх. - Но немец даже не шевельнулся. Росио изо всех сил уперлась руками Кальцинаты его массивные плечи. - Милый, я… я сейчас задохнусь! - Ей стало дурно. Все ее внутренности сдавило этой немыслимой тяжестью. - Despiertate! - Ее пальцы инстинктивно вцепились ему в волосы. Просыпайся.

И в этот момент Росио почувствовала под пальцами что-то теплое и липкое. Густая жидкость текла по его волосам, капала ей на лицо, попадала в рот. Она почувствовала соленый привкус и из последних сил попыталась выбраться из-под немца. В неизвестно откуда взявшейся полоске света она увидела его искаженное судорогой лицо.

Из пулевого отверстия в виске хлестала кровь - прямо. Кальцинаты попробовала закричать, но в легких не было воздуха. Он вот-вот задавит. Уже теряя сознание, она рванулась к свету, который пробивался из приоткрытой двери гостиничного номера, и успела увидеть руку, сжимающую пистолет с глушителем. Magnolia scoarță de scădere în greutate вспышка - и все поглотила черная бездна.

ГЛАВА 40 Стоя у двери Третьего Кальцинаты, Чатрукьян с безумным видом отчаянно пытался убедить Хейла в том, что с «ТРАНСТЕКСТОМ» стряслась беда. Сьюзан пробежала мимо них с одной только мыслью - как можно скорее предупредить Стратмора.

Сотрудник лаборатории систем безопасности схватил ее за руку. - Мисс Флетчер. У нас вирус. Я уверен. Вы должны… Сьюзан вырвала руку и посмотрела на него с возмущением. - Мне кажется, коммандер приказал вам уйти.

- Но монитор. Она показывает восемнадцать… - Коммандер Стратмор велел вам уйти. - Плевал я на Стратмора! - закричал Чатрукьян, и его слова громким эхом разнеслись по шифровалке. - Мистер Чатрукьян? - послышался сверху звучный возглас. Все трое замерли. Над ними, опираясь на перила площадки Кальцинаты своим кабинетом, стоял Стратмор. Какое-то время в здании слышался только неровный гул расположенных далеко внизу генераторов.

Сьюзан отчаянно пыталась встретиться взглядом со Стратмором. Коммандер. Северная Дакота - это Хейл. Но Стратмор Кальцинаты на молодого сотрудника лаборатории систем безопасности. Коммандер спускался по Кальцинаты, ни на мгновение не сводя с него глаз. Он быстро подошел к ним и остановился в нескольких сантиметрах от дрожащего Чатрукьяна. - Вы что-то сказали. - Сэр, - задыхаясь проговорил Чатрукьян.

- «ТРАНСТЕКСТ» вышел из строя.

- Коммандер, - вмешалась Кальцинаты я хотела бы поговорить… Стратмор жестом заставил ее замолчать. Кальцинаты его неотрывно смотрели на Чатрукьяна. - В него попал зараженный файл, сэр. Я абсолютно в этом уверен. Лицо Стратмора побагровело. - Мистер Чатрукьян, такое уже случалось. Нет никакого файла, который мог бы заразить «ТРАНСТЕКСТ».

- Вы ошибаетесь, сэр! - вскричал Чатрукьян. ~- Кальцинаты если он проникнет в главную базу данных… - Что еще за файл, черт возьми. Покажите. Чатрукьян заколебался.

  •  Передо мной лежит отчет, из которого следует, что «ТРАНСТЕКСТ» бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр.

- Я не могу. - Разумеется, не можете. Его же не существует. - Коммандер, я должна… - попробовала вставить слово Сьюзан. И снова Стратмор нетерпеливым взмахом руки заставил ее замолчать.

Сьюзан в испуге взглянула на Хейла. Он стоял с безучастным видом, словно происходящее его никак не касалось. «И это понятно, - подумала.

- Никакой вирус Хейла не волнует, он ведь отлично знает, что происходит с ТРАНСТЕКСТОМ». Но Чатрукьян Кальцинаты. - Зараженный файл Кальцинаты, сэр. Но он прошел «Сквозь строй». - Если эта система его не перехватила, то откуда вы знаете, что вирус существует. Чатрукьян вдруг обрел прежнюю уверенность. - Цепная мутация, сэр. Я проделал анализ и получил именно такой результат - цепную мутацию. Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован.

Цепная мутация. Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает Кальцинаты. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают Кальцинаты блоки информации.

Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом «Цифровой крепости». - Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы «Сквозь строй» неисправны. Но затем я сделал несколько тестов и обнаружил… - Он остановился, вдруг почувствовав себя не в своей тарелке. - Я обнаружил, что кто-то обошел систему фильтров вручную.

Эти слова были встречены полным молчанием. Лицо Стратмора из багрового стало пунцовым. Сомнений в том, кого именно обвиняет Чатрукьян. Единственный терминал в шифровалке, с которого разрешалось обходить фильтры «Сквозь строй», принадлежал Стратмору.

Когда коммандер заговорил, в его голосе звучали ледяные нотки: - Мистер Чатрукьян, я не хочу сказать, что вас это не касается, но фильтры обошел. - Очевидно, что Стратмор с Кальцинаты сдерживает гнев. - Я уже раньше объяснял вам, что занят диагностикой особого рода.